1975 год
Виталий Мельников
Старший сын
В мае 1976 года по телевизору показали новый двухсерийный фильм «Старший сын». Ничего героического или трагического – просто кино про жизнь. Но оно запало в душу и до сих пор остаётся одной из величайших лент отечественного кинематографа.

Старший сын
Киностудия «Ленфильм», 1975 год, продолжительность 132 минуты
Когда режиссёр Виталий Мельников взялся за пьесу классика советской драматургии Александра Вампилова, классиком того никто ещё не считал. Пьесы погибшего за пару лет до этого 34-летнего писателя только-только начали пробиваться на театральную сцену – в основном «Старший сын» и «Утиная охота». Они произвели настоящий фурор своей тонкой, кружевной тканью сюжетов, спокойными, без нажима интонациями и мощным психологизмом. Так что едва созданное на «Ленфильме» Творческое объединение телевизионных фильмов выбрало для первой экранизации именно пьесу Вампилова.

Двое случайных приятелей, студент-психолог Володя (Николай Караченцов) и шалопай Семён по кличке Сильва (Михаил Боярский) застревают ночью в каком-то городке и ищут ночлег. Им приходит в голову выдать Володю за незаконнорожденного сына попавшегося им во дворе мужчины. Пожилой простодушный музыкант Андрей Сарафанов (Евгений Леонов) сразу верит в ложь друзей и с радостью принимает Володю в свою семью. Счастливы встретить «старшего брата» и двое детей Сарафанова – Нина (Наталья Егорова) и Васенька (Владимир Изотов). Володе приходится погрузиться в жизнь чужого семейства, и вскоре эти люди становятся ему небезразличны. В отличие от Сильвы, для которого всё происходящее – лишь забавное приключение, Володя круто меняет свою жизнь и жизнь Сарафановых, ведь их семья трещит по швам: Нина собирается выйти замуж за нелюбимого человека, лишь бы не остаться одной, Васенька безответно влюблён во взрослую соседку Наталью (Светлана Крючкова). Володя всё глубже проникается проблемами Сарафановых, и вскоре ему становится невыносимо дальше дурить наивного «отца»: «Очень тяжело обманывать человека, который верит каждому твоему слову». Наконец, правда вскрывается. Но Сарафанов отказывается в неё верить. Для него Володя – сын, такой же, как Нина и Васенька: «Вы все мои дети, потому что я люблю вас».

Нелогичный, даже фантастичный хеппи-энд зрители легко «проглотили». Им казалось, что по-другому и быть не могло, и родство душ важнее, чем родство по крови. Это, конечно, заслуга и режиссёра, так выстроившего всю картину, что публика без нажима и назидания подводилась к решению вечных вопросов любви и семьи. Тут и гениальная игра артистов (а все они, кроме Леонова, были тогда ещё молодыми и малоизвестными), и работа оператора Юрия Векслера, создавшего у зрителя ощущение присутствия и даже соучастия – эти его длинные кадры, едва заметные смены планов и повороты камеры, следящей за героями, будто повторяют движение глаз.
«Старший сын» не стал сверхпопулярным, всё-таки это не комедия и не боевик. Но когда, переключая каналы в телевизоре, натыкаешься на этот фильм и начинаешь смотреть, оторваться уже невозможно.
Михаил Боярский, актёр:
– Я тогда не понимал, как мне повезло. Эта фантастическая драматургия, партнёры – а встретиться с Евгением Леоновым было за гранью! – я думал, так всегда будет. А сейчас актёрам приходится в такой муре сниматься! Это как поганками питаться.
Мой Сильва – это парень сам по себе. Хапок – сегодня здесь, завтра там. Все за столом сидят, переживают, а Сильва только смотрит, что бы такое вкусненькое съесть. Ему всё до фени. Я отлично знал таких парней – их сотни были в «Сайгоне», на Невском.
А Сарафанов – Дон Кихот. Сегодня его бы назвали лузером. Но в нём столько привлекательности, сочувствия! И думаешь: стоит ли заниматься накопительством, если есть другие ценности – семейные, христианские?
Made on
Tilda