1986
Карен Шахназаров
Курьер
Думал ли Карен Шахназаров в 1986 году, выпуская на экран свой новый фильм «Курьер», что создал памятник поколению перестройки? Возможно. Даже наверняка. В любом случае он так точно передал ощущения той эпохи, что и сегодня люди, просматривая картину, говорят: да, это мы, тогдашние.

Курьер
Киностудия «Мосфильм», 1986, продолжительность 88 минут
Сюжет, в общем-то, незатейливый: Иван Мирошников (Фёдор Дунаевский) окончил школу, нарочно завалил экзамены на истфак и устроился работать курьером в мелкое издательство – на несколько месяцев, пока в армию не заберут. Относя рукопись профессору Кузнецову (Олег Басилашвили), он познакомился с его дочкой Катей (Анастасия Немоляева). Но их влюблённость даже не успела начаться: и дело даже не в том, что парень и девушка из разных социальных слоёв – они не совпадают по мироощущению, интеллектуально, нравственно. Там, где у Ивана принципиальный протест, у Кати дань моде. Там, где Иван любой ценой гнёт свою линию, Катя проявляет конформизм.

В отношениях Ивана и со старшими, и ровесниками – главный конфликт фильма. Он отрешён, ни на что особо не реагирует, у него каменное лицо и неторопливая, нарочито спокойная речь, причём в любых ситуациях. Он ни в чём не участвует, даже в своей дворовой компании он лишь наблюдатель: в футбол со всеми не играет, брейк-данс не танцует. Он постоянно провоцирует окружающих: то новую подругу отца называет «девочкой», подчёркивая её юный возраст, – и папа это «съедает», то для скучного кадровика пишет автобиографию от лица молодого дворянина из Лангедока, демонстрируя отменное знание речевых оборотов Средневековья, – но тот даже не улыбнулся.

В 80-е годы зрители воспринимали главного героя по-разному. Молодёжи нравилось, как он остро, открыто реагирует на любую фальшь – сразу начинает подтрунивать, фантазировать, доводя ситуацию до абсурда. Взрослым его поведение казалось хамством, нигилизмом с неуместными шуточками. Да и сейчас, наверное, кажется. А Иван просто не хотел играть по общепринятым правилам – с ничего не значащими фразами, словесными клише, за которыми ничего не стоит, лицемерием, попытками окружающих предстать теми, кем не являются. «Наше поколение хочет знать, кому достанется здание, которое мы возвели», – разве на такой пафос можно отвечать всерьёз? Вот Иван и сказал, что его цель – это квартира, машина, дача и неплохой способ это получить – соблазнить Катю и тогда её папаша сам всё устроит: «Не оставите же вы дочку». В компании золотой молодёжи, куда его привела Катя, он всех шокирует заявлением, что отсидел в тюрьме пять лет, – так его достала имитация светского салона с томными разговорами о парижской моде. Гостям профессора Кузнецова, возмущающимся поведением молодых, Иван отвечает: «Мы перебесимся и будем такими же, как вы». И взрослые, взглянув на себя, только и могут вымолвить: «Ну зачем же такими же, как мы, надо идти вперёд». И при этом своему другу Базину, мечтающему о пальто к зиме, он отдаёт своё: «На, носи и мечтай о чём-нибудь великом».

Вроде бы нынешнему зрителю всё это надо объяснять: времена изменились, многие обстоятельства и даже словесные формулировки исчезли из жизни. Но нет, судя по отзывам на фильм в Интернете, сегодняшняя молодёжь всё отлично понимает. И тоже чувствует фальшь. И тоже делает выбор: или играть по предложенным взрослыми правилам, или сопротивляться, пусть даже как Иван – без шанса на успех, без надежды переломить ситуацию, вызывая лишь ненависть старших и обвинения в хамстве.

Киноконцерт
К сожалению, ни Фёдор Дунаевский, и ни Анастасия Немоляева так и не сделали большую карьеру в кино – роли в «Курьере» оказались главными в их жизни. Но они запомнились, и не только актёрской игрой. Песня по козла, которую главные герои пели, бренча на фортепьяно, пока Катиных родителей не было дома, – отражение и озорства, и невинности ребят. Это, наверное, единственная сцена, где Дунаевский улыбается.

А два вокальных номера в картине стали классическими. Это два дуэта: в первом Иван с мамой (Инна Чурикова) поёт «Земля в иллюминаторе», во втором Ваня с профессорской гостьей (оперная певица Лариса Курдюмова) исполняет «Соловья» Алябьева. И если первый номер – это задушевная импровизация, абсолютно самостоятельная трактовка хита группы «Земляне», то второй – откровенная пародия на песню, являвшуюся неизменным атрибутом официальных празднеств.

Made on
Tilda