1988
владимир бортко
Собачье сердце
Фильм «Собачье сердце», впервые показанный вечером 19 ноября 1988 года по советскому телевидению, смотрел подготовленный зритель: за год до этого в журнале «Знамя» опубликовали одноимённую повесть Михаила Булгакова, которая многие годы была под запретом и распространялась только в самиздате. А тут её прочитала вся страна – журнал передавали из рук в руки.

Собачье сердце
Киностудия «Ленфильм», 1988, продолжительность 131 минута
Повесть вызвала восторг, так что экранизация не могла не привлечь внимание. Вопрос был только один: понравится ли фильм Владимира Бортко? Теперь мы знаем ответ: да, понравился. Более того, картина признана лучшим экранным воплощением «Собачьего сердца». Она даже превзошла итальянский фильм 1976 года, в котором профессора Преображенского сыграл сам Макс фон Зюдов. Правда, эту ленту массовый зритель – ни советский, ни российский – не видел.
Булгаков написал свою фантастическую повесть в 1925 году, и писал её про своих современников. То же сделал и Владимир Бортко: фильм о том, к чему могут привести эксперименты, плохо совместимые с моралью. В картине их сразу два. Один – медицинский: знаменитый хирург Преображенский пересадил псу Шарику яичники и гипофиз алкоголика Клима Чугункина, погибшего в пьяной драке. И вместо ласкового пса получил монстра, моральное чудовище. Второй – социальный, поставленный над всей страной: первые роли в государстве стали играть Швондеры, и наступила разруха. При этом гомункул Шариков, как ни странно, отлично вписался в новую жизнь, в отличие от создавших его Преображенского и доктора Борменталя. Но если профессор признал, что его опыт оказался ошибкой, и вернул Шарика в исходное состояние, то авторы социального эксперимента так свою неудачу и не признали.
Владимир Бортко специально стилизовал фильм под 20-е годы прошлого века: картина снята в сепии, а свет ставился так, как было принято в немых фильмах тех лет. Периодически используется псевдохроника, когда изображение движется быстрее, будто оно снято на старую плёнку, когда скорость была не 24, а 14 кадров в секунду.
Но самая главная удача режиссёра – это подбор актёров. И если профессора Преображенского и доктора Борменталя играли уже признанные мастера Евгений Евстигнеев и Борис Плотников, то на роль Шарикова Бортко нашёл никому тогда не известного Владимира Толоконникова из Алма-Атинского драмтеатра. И он совершенно не потерялся на фоне более именитых коллег. Более того, Толоконников позволял себе импровизации, небольшие отступления от булгаковского текста, добавления, а режиссёр и партнёры по площадке это только приветствовали. Шариков получился настоящим псом, даже будучи человеком. Необычный, сложный, неоднозначный образ создал и сверхпопулярный в то время эстрадный артист Роман Карцев, сыгравший Швондера – это была не первая его работа в кино, но, пожалуй, на тот момент самая крупная и удачная.
«Собачье сердце» – далеко не комедия, это, скорее, философская притча. Тем не менее фильм разошёлся на цитаты, что совсем не характерно для этого жанра. И даже песни, написанные Юлием Кимом и Владимиром Дашкевичем завоевали популярность. Правда, не все зрители догадывались, что частушки Шарикова или марш красноармейцев были написаны специально к фильму, а не пришли из 20-х годов.
Из первых уст
Владимир Бортко, режиссёр, первый заместитель председателя Комитета Госдумы по культуре:

– Я снимал фильм по повести замечательного писателя Михаила Булгакова, а когда работаешь с таким автором, мне кажется, просто нельзя снимать плохо. Мне удалось прикоснуться к прекрасному человеку, великому литератору. И фильм получился про то время, про перестройку, хотя никаких антисоветских идей мы в него вообще-то не вкладывали.
Крылатые фразы
– Желаю, чтобы все.

– В настоящее время каждый... имеет своё право.

– Очень возможно, что Айседора Дункан так и делает. Может быть, она в кабинете обедает, а в ванной режет кроликов. Но я – не Айседора Дункан.

– Отлезь, гнида.

– Мы к вам, профессор, и вот по какому делу.

– Окончательная бумажка, фактическая, настоящая. Броня!

– И боже вас сохрани, не читайте до обеда советских газет.
– Но ведь других нет.
- Вот никаких и не читайте.

- Я на шестнадцати аршинах здесь сижу, и буду сидеть!

- Разруха не в клозетах, а в головах.

- Нет, у пролетариата есть калоши. И эти калоши мои!

- Вчера котов душили-душили, душили-душили.

- В очередь, сукины дети, в очередь!

- Здесь не плюй, там не сори, чисто, как в трамвае.

- Что-то, папаша, вы меня притесняете.

- Дай папиросочку, у тебя брюки в полосочку.

- Господа все в Париже.

- Холодными закусками и супом закусывают только недорезанные большевиками помещики.

- 25 лет ничего подобного!

- Я вам как одному, как профессору, как светилу.

- Взять всё, да и поделить.

- Похабная квартирка.

- Пива Шарикову не предлагать!

Made on
Tilda