1984 год
марк захаров
Формула любви

В новый, 1985, год вся страна распевала новую любимую песенку: «Уно моменто». Ведь накануне по телевидению впервые показали комедию Марка Захарова «Формула любви».

«Формула любви»
Киностудия «Мосфильм». Творческое объединение телевизионных фильмов,
1984 год, длительность 90 минут
От колдовской повести Алексея Толстого «Граф Калиостро» в фильме мало что осталось – разве что имена главных героев да любовный треугольник Федяшев – Мария – граф. Сценарист Григорий Горин превратил повесть в буффонаду, фантасмагорию, наполненную блестящими фразами, мгновенно ушедшими в народ.
А Марк Захаров, по своему обыкновению, сделал фильм по законам театра. Правда, в отличие от «Обыкновенного чуда», «Того самого Мюнхгаузена» или «Дракона», картинка здесь более «киношная», реалистичная, за что его немало критиковали. Ведь всё остальное – как прежде, театральное. Даже оператор снимал героев, избегая крупных планов: зритель смотрит на происходящее, будто из партера, и видит актёров в полный рост. Портретов мало, разве что огромные холодные глаза Нодара Мгалоблишвили, сыгравшего Калиостро. Были и чисто театральные хореографические вставки в исполнении ансамбля Александра Куломзина, которого, кстати, зрители поначалу спутали с Константином Райкиным – из-за схожей мимики и пластики.
Захаров применил редкий приём: сюжет в фильме двигали не главные герои, которых и играли-то малоизвестные артисты – для Елены Валюшкиной (Мария) и Александра Михайлова (Алексей Федяшев) это были первые и, в общем-то, последние большие кинороли. Всё делали исполнители ролей второго плана – настоящие звёзды. Их игра была размашистой, заводной, с множеством красок – и с театральной пластикой.
Кстати
Кроме Татьяны Пельтцер (Федосья Ивановна), Леонида Броневого (доктор), Александра Абдулова (Жакоб), Семёна Фарады (Маргадон), Александры Захаровой (Фимка) и Николая Скоробогатова (кузнец Степан) в картине участвовала ещё одна знаменитость – Армен Джигарханян. Именно его голосом говорит Калиостро, ведь у Мгалоблишвили было не очень хорошо с русским языком.
Ну а песня «Уно моменто», написанная Геннадием Гладковым как пародия на сверхпопулярную в то время итальянскую эстраду, мгновенно стала хитом. Её включали во все киноконцерты, а Абдулов с Фарадой даже сделали пародийный клип – будто они выступают на фестивале в Сан-Ремо.
- Меня предупреждали, что пребывание в России действует разлагающе на неокрепшие умы
Фразы, ушедшие в народ
– Но, залётные! Фортиссимо, мамма миа!

– Достанем из грядущего, не впервой.

– Амор, и глазами так – о-у-у.

– Ма танте, не будем устраивать эль скандаль при посторонних.

– Жазель была брунетка, а эта вся белая.

– С кого ж такую лепили?

– Голова – предмет тёмный, исследованию не подлежит.

– Когда доктор сыт, так и больному легче.

– И сия пучина поглотила ея в один момент. В общем, все умерли.

– Не надо громких слов, они потрясают воздух, а не собеседника.

– А говорили, у итальянцев имена сложные.

– Хороший человек, солонку спёр. И не побрезговал.

– Ихний кучер на меня в лорнет посмотрел, чего это он?
– Зрение слабое.
– Бе-е-едненький…

– За десять дён одному не справиться. Тут помощник нужен, хомо сапиенс.

– Да, это от души.

– Натюрлих экселенс. Отличная фемина.

– Селянка, подь сюды. Хочешь большой, но чистой любви?

– Зачем нам кузнец? Нет, нам кузнец не нужен. Что я, лошадь, что ли?

– Меня предупреждали, что пребывание в России действует разлагающе на неокрепшие умы.

– Все пришельцы в Россию будут гибнуть под Смоленском.

– Сразу на двух конях? Седалища не хватит.

– Будем страдать, Алёшенька, страданиями душа совершенствуется.

– Статуя тоже женщина несчастная, она графа любит!

– Если бы я был честный, столько бы народу в Европе полегло – ужас!

– Кончать надо с хиромантией, дружок.

– Наше дело – сторона, сиди на солнышке, грейся.

– Ну откуда в Италии мята? Видел я их Италию на карте – сапог сапогом.
Made on
Tilda