1966 год
Эльдар Рязанов
Берегись автомобиля
Фильм Эльдара Рязанова «Берегись автомобиля», вышедший в 1966 году, мог быть совсем другим. Пойди всё по первоначальному плану, зритель бы увидел эксцентрическую комедию с массой нелепых ситуаций, вроде вышедшей через два года «Бриллиантовой руки» Гайдая. Но получилась трагикомедия, а это совсем другой жанр.

Берегись автомобиля
«Мосфильм», 1966 г, продолжительность 90 минут
«Берегись автомобиля» стал во многом первым: первый в СССР фильм-погоня, первая совместная работа Эльдара Рязанова со сценаристом Эмилем Брагинским и композитором Андреем Петровым и, наконец, первое появление на экране великолепного комедийного дуэта Анатолия Папанова и Андрея Миронова.
Но не это сделало фильм таким популярным: в советском комедийном кино вдруг появился герой, вызывающий не только симпатию и сочувствие, но и жалость: «Он хоть и вор, но бескорыстный, честный человек». Юрий Деточкин – странный, не от мира сего. Вроде бы Робин Гуд – отнимает у богатых и раздаёт бедным. Но Робин Гуд сильный и храбрый, а Деточкин – нет. Он Дон Кихот, борющийся с ветряными мельницами. Или князь Мышкин, выглядящий идиотом со своими честностью и искренностью. Или Гамлет, ценой жизни добивающийся справедливости. Все эти краски придал своему герою Иннокентий Смоктуновский, тем более что двух последних персонажей он незадолго до этого сыграл: Гамлета в кино, а Мышкина на сцене БДТ.
А ведь сначала Деточкиным должен был стать Юрий Никулин. Он очень хотел сняться, более того, именно он и рассказал Рязанову байку о неизвестном, который угонял машины у воров, продавал, а деньги переводил в детские дома. Но Никулин уехал на зарубежные гастроли с цирком, и на роль позвали Смоктуновского. При этом пришлось заменить и его партнёра: следователя Максима Подберёзовикова сыграл не Юрий Яковлев, а Олег Ефремов. Так вместо комедийных актёров главные роли получили актёры драматические. Эксцентрика исчезла, зато юмор стал глубже, обрёл новые смыслы и подтексты, усилились грустные ноты. И получилась трагикомедия.
Впрочем, эксцентрика исчезла не до конца: пара Папанов – Миронов отработала именно в этом стиле. В том же ключе сыграл режиссёра народного театра Евгений Евстигнеев. Его роль никак не влияет на сюжет и могла бы быть проходной. Но Евстигнеев сделал её запоминающейся и даже типажной.
Юрий Деточкин – странный, не от мира сего. Вроде бы Робин Гуд – отнимает у богатых и раздаёт бедным. Но Робин Гуд сильный и храбрый, а Деточкин – нет.
Погоня и вальс
Музыка
Нельзя не сказать и о музыке Андрея Петрова. Ещё никогда сцену погони не накладывали на вальс, это считалось невозможным. Но у Петрова с Рязановым получилось, да так, что этот эпизод позже всегда включали в сборники киномузыки, которые показывали в праздники по телевизору.
Кстати, фильм мог бы выйти на три-четыре года раньше. Но Госкино заморозило проект: чиновникам не понравилось, что рядовой человек, серая мышка, борется с ворами и взяточниками (слово «коррупционер» ещё не было распространённым) самостоятельно. Они испугались, что люди начнут брать пример с киногероя. И позволили снимать лишь после того, как Рязанов с Брагинским сделали из сценария повесть, опубликовали её, и она получила отличные отзывы. А вот стало ли больше после выхода фильма «народных мстителей», советская криминальная статистика умолчала.


Крылатые фразы
– Свободу Юрию Деточкину!

– Тебя посодют, а ты не воруй!

– Твой дом – тюрьма!

– Во времена Шекспира не было сигарет «Друг»!

– Деточкин любил детей. Он не мог поступить иначе.

– Машина на имя жены, дача на моё имя – у тебя ничего нет! Ты голодранец!

– Ты вообще живёшь на свете по доверенности!

– Папа, мне надоел ваш солдафонский юмор!

– Ничего-ничего, в тюрьме тебя перевоспитают. Лет через десять вернёшься другим человеком.

– Жениться нужно на сироте!

– Что делать? Что делать?
– Сухари сушить!

– Кто свидетель?
– Я! А что случилось?

– Это нога – кого надо нога.

– Сейчас принесут свежее пиво, только что завезли. И воблы подадут.
– А воблу только что поймали?

– Мама такая хорошая, про паровоз поёт.

– А вы не псих?
– Нет, у меня и справка есть.

– Положь птичку!

– Его надо судить за бандитизм
со взломом!

– Он, конечно, виноват, но он… не виноват. Пожалейте его, товарищи судьи.
Made on
Tilda