1938
Дмитрий Васильев
сергей эйзенштейн
Александр
Невский
Вышедший в 1938 году фильм Сергея Эйзенштейна «Александр Невский» вызвал небывалый патриотический подъём в стране. Зрители с восторгом смотрели, как легендарный князь громит полчища немецких завоевателей. И хотя события картины разворачиваются в XIII веке, нетрудно было догадаться, что рассказ идёт о веке двадцатом и о будущей войне с фашистами.

Александр Невский
«Мосфильм», 1938 год, продолжительность 112 минут
Патриотическая икона
Эйзенштейну поручили работать над «Александром Невским» в рамках «оборонного заказа»: стране нужно было кино, которое бы укрепило дух народа перед лицом неизбежной войны и дало исторический пример героизма и самопожертвования. Для самого же режиссёра это был шанс выйти из опалы: незадолго до этого был запрещён его фильм «Бежин луг» и ходили слухи, что Сергея Эйзенштейна скоро арестуют. Поэтому он взялся за работу с энтузиазмом. Ему предложили на выбор два сценария: «Минин и Пожарский» Виктора Шкловского и «Александр Невский» Петра Павленко. Режиссёр выбрал второй.
Картина продержалась в прокате полгода: после пакта Молотова-Риббентропа фильм положили на полку и вновь выпустили на экраны только 22 июня 1941 года. Но лента успела полюбиться зрителям, многие ходили в кинотеатры по два-три раза. А образ князя навсегда запечатлелся в народной памяти именно таким, как его сыграл Николай Черкасов. Лицо актёра даже поместили на орден Александра Невского.
Князь показан в фильме не как живой человек, а как былинный герой. В крупных планах Николая Черкасова снимали только анфас или в профиль, как на церковных фресках и иконах. Полностью выброшено из повествования всё, что касается его личности. Он суров, немногословен и склонен к афоризмам. Так, в сцене с монголами он говорит: «В дом входя, хозяев не бьют», а на предложение отправиться в Орду, отвечает: «С родной земли умри, да не сходи». Хотя известно, что князь не раз бывал в Орде и даже стал названным братом сына хана Батыя Сартака. Вот и в этой сцене Александр Невский спокойно наблюдает, как ордынцы уводят в рабство толпу русичей. Но перед Сергеем Эйзенштейном поставили задачу показать борьбу с Западом, а не с Востоком: «Опаснее татарина враг есть, ближе. От него данью не откупишься. Немец!»
Псы-рыцари, хоть и одеты в старинные доспехи и плащи с крестами, показаны фашистами: арийская внешность, беспредельная жестокость, высокомерие. А когда один из военачальников снимает свой шлем с рукой Христа на макушке и поднимает его, получается нацистское приветствие. Ради сходства с гитлеровцами Сергею Эйзенштейну пришлось отступить от исторической правды: устав Ливонского ордена обязывал его членов носить бороды, но в картине они гладко выбриты. При этом внешность русских витязей воссоздавалась с доскональной точностью – для пошива костюмов даже брали за образцы хранившиеся в музеях старинные доспехи.
Кроме того, Сергей Эйзенштейн помнил, что Александр Невский – святой Русской православной церкви. И хотя эту деталь фильм обходил молчанием, князь не крестится даже во время перезвона колоколов, картина намеренно снималась, как сцена из жития, а не как историческое повествование.
В итоге свою главную задачу Сергей Эйзенштейн выполнил: он создал патриотический фильм, вызывающий у зрителя «правильные» эмоции. И согласно сталинскому «техзаданию», в нём показано мужество народа под руководством сильного, целеустремлённого лидера, одержимого идеей освободить родную землю. Именно это и было нужно перед лицом войны.



Крылатые фразы
– Коротка кольчужка-то!

– Будь здоров, Вася!

– Ты бил шведов?
– Я.
– А здесь что делаешь?
– Рыбу ловлю.

– Если кто с мечом к нам войдёт,
от меча и погибнет. На том стоит
и стоять будет Русская земля.
Первый клип – не комом
Но и из этого насквозь идеологического, имеющего мало общего с исторической правдой сюжета Сергей Эйзенштейн сумел сделать шедевр. В этом ему помогла музыка, написанная Сергеем Прокофьевым – она и стала главным действующим лицом картины. Именно она сопровождает всё действие. Даже в батальных сценах не так уж много звона мечей, топота коней, криков – их заменяет музыка. Но картинка и звук так идеально сочетаются, что отсутствия обычной озвучки никто не замечает.
Это стало результатом применённой Сергеем Эйзенштейном теории «вертикального монтажа», которую он же и разработал, – позже она вошла во все учебники о кино. По замыслу режиссёра, сопровождать движение на экране соответствующим ему звуком – банально и невыразительно. Гораздо большее впечатление возникает, когда действие и звук разделены и сочетаются друг с другом с помощью ассоциаций, в том числе музыкальных. Правда, для этого ещё требовалось идеально выстраивать кадр, но уж в этом Сергей Эйзенштейн был признанным мастером. До него нечто подобное делал только Уолт Дисней в своих мультфильмах для создания комизма, а Сергей Эйзенштейн перенёс этот приём в большое кино и окрасил всеми существующими эмоциями.

Сергей Прокофьев на основе музыки к фильму позже создал кантату «Александр Невский». Самая известная её часть – песня «Вставайте, люди русские!». В фильме под неё князь собирает новгородское ополчение, этот эпизод длится немыслимо долго – пять минут, но при этом ничуть не надоедает. А битва на Чудском озере занимает целых 25 минут экранного времени. Музыка сопровождает и общие планы, и крупные, и высвечивает отдельные эпизоды Ледового побоища, передаёт настроение и всего войска, и отдельных групп сражающихся, и конкретных бойцов.
Фактически «Александр Невский» – это первый в мире музыкальный клип. И по силе воздействия его пока никто не превзошёл.
Мифы вместо фактов
От художественного произведения не принято требовать исторической достоверности, так что Сергей Эйзенштейн, ничуть не смущаясь, пользовался мифами. Но именно они со временем и вытеснили историческую правду, такова уж сила искусства.
В фильме победа на Чудском озере представлена одной из ключевых страниц русской истории, хотя специалисты до сих пор спорят, так ли это. Во всяком случае, они сходятся во мнении, что победа над шведами в Невской битве была гораздо важнее. Но в 1938 году противостояние с немцами было актуальнее, так что ему и отдали предпочтение – из идеологических соображений.
Одно из самых распространённых заблуждений о Ледовом побоище, вошедшее даже в школьные учебники, гласит, что на исходе сражения закованные в тяжёлые латы рыцари провалились под лёд. Есть этот эпизод и в фильме. На самом деле ни в ливонских, ни в ранних русских хрониках эта эффектная деталь не упомянута. Она появилась в летописях только спустя пару веков и, скорее всего, была заимствованием из битвы на Омовже под Юрьевом (ныне Тарту), которая произошла за восемь лет до Чудской: тогда отец Александра Невского, князь Ярослав Всеволодович, разгромил Орден меченосцев, рыцари отступали по тонкому льду реки и проваливались под воду. Да и не существовало ещё в те времена тяжёлых лат! Они появились лишь спустя полтора века.
Не было и поединка между Александром Невским и магистром Ливонского ордена – в фильме они бьются на мечах, русский князь побеждает и берёт противника в плен. На самом деле войсками рыцарей командовал ливонский ландмейстер Андреас фон Вельвен, но он даже не достал меч из ножен – он наблюдал за сражением с безопасного расстояния и вовремя унёс ноги. Сергей Эйзенштейн «позаимствовал» этот эпизод из всё той же битвы на Омовже, в которой погиб магистр Ордена меченосцев Фольквин фон Наумбург.

Сергей Эйзенштейн
(1898 – 1948)

Выдающийся советский кинорежиссёр, теоретик кино, педагог.

Биография
Родился в Риге в семье архитектора. Учился в Рижском реальном училище, увлекался рисованием, фотографией. В 1915 году переехал в Петербург и поступил в Институт гражданских инженеров (ныне Санкт-Петербургский государственный архитектурно-строительный университет).
После революции был призван в Красную армию. В 1921 году по совету своего друга Максима Штруха, с которым он вместе снимал комнату, поступил в Государственные высшие режиссёрские мастерские, ставил спектакли. В 1925 году окунулся в мир кино, сняв фильм «Стачка». Сразу после этого приступил к съёмкам «Броненосца «Потёмкина».
В 1928-1932 годах находился в длительной зарубежной командировке, посетив многие страны Европы, США, Мексику, где он выступал с лекциями по теории монтажа и сотрудничал с кинокомпаниями.
Вернувшись в СССР, возглавил кафедру режиссуры Государственного института кинематографии и приступил к съёмкам картины «Александр Невский», ставшей классическим образцом созданной Эйзенштейном теории «интеллектуального монтажа».
Во время Великой Отечественной войны снимал фильм «Иван грозный», признанный многими вершиной творчества Эйзенштейна.
Скончался в 1948 году в Москве от инфаркта. Похоронен на Новодевичьем кладбище.
Фильмография
1923 - Дневник Глумова (киновставка в театральную постановку «На всякого мудреца довольно простоты»
1924 — Стачка
1925 — Броненосец «Потёмкин»
1927 — Октябрь
1929 — Штурм Ля Сарраса (в соавторстве с Айвором Монтагу и Гансом Рихтером)
1929 — Старое и новое
1930 — Сентиментальный романс
1931 — Землетрясение в Оахаке (документальный)
1931 — Да здравствует Мексика! (завершён в 1979 году Григорием Александровым)
1933 — Эйзенштейн в Мексике (документальный)
1933 — Буря над Мехико
1934 — День смерти
1935—37 — Бежин луг
1938 — Александр Невский
1940 — Время на Солнце (документальный, в соавторстве с Григорием Александровым)
1941 — Мексиканская симфония
1941 — Свободная земля
1941 — Идол надежды
1941 — Обретение креста
1941 — Семена Свободы (в соавторстве с Гансом Бюргером)
1944 — 46 - Иван Грозный
Made on
Tilda