1968 год
Евгений карелов
Служили два товарища
Странный, непривычный фильм о Гражданской войне увидели зрители, пришедшие 21 октября 1968 года на премьеру картины Евгения Карелова «Служили два товарища». Неожиданно для себя они начали сопереживать не только красным, но и белым, которые тоже были честными, порядочными, готовыми отдать жизнь за Родину.

Служили два товарища
Киностудия «Мосфильм», 1968 год, продолжительность 93 минуты
Казалось бы, сюжет – типичный для приключенческого фильма. Красноармейцу Андрею Некрасову (Олег Янковский), который до революции работал фотографом, поручают воздушную разведку: он должен с аэроплана снять на трофейную кинокамеру укрепления белых на Перекопе. В напарники ему дают разжалованного в рядовые командира роты Ивана Карякина (Ролан Быков). Самолёт падает, пилот погибает, и два товарища пробираются с отснятым материалом к своим. Вроде есть и погони, и стрельба, и героизм, и удача – да только фильм получился не об этом. А о трагедии, которая развела по разные стороны, в общем-то, неплохих людей, вынужденных убивать друг друга.

Этой задаче в картине подчинено всё. Вот Некрасов, он – интеллигент. Но обычно интеллигентов изображали говорливыми хлюпиками. А герой Янковского высок, силён и молчалив. Зато трещит без умолку беззаветный борец за революцию Карякин. Он неидеален: его бросает из крайности в крайность, он Некрасову то верный друг, то идейный враг, чуть что хватающийся за револьвер. Им движет лишь «революционное сознание». Иван то обвиняет Андрея в предательстве: «Происхождением чуждый, вёл злые разговоры против революции, и эту плёнку он нарочно загубил», то лезет мириться: «Я ж думал ты враг революции, вот сердце и закипело. А теперь сам вижу, что ошибился, так что давай обратно дружиться».
В картине вообще не имеет значения, кто красный, а кто белый. Важно, остались ли люди людьми или позволили войне изувечить душу. Например, командир полка (Анатолий Папанов) сохранил в себе человеческое, а комиссар (Алла Демидова) стала настоящим монстром. Белый полковник Васильчиков показан человеком чести. Проиграв сражение, он вместе со своими офицерами предпочёл утопиться, но не сдаваться – красные только смотрят с Турецкого вала на их шеренгу, исчезающую в волнах. Казалось бы, стал человеком войны и поручик Брусенцов (Владимир Высоцкий) – последний патрон он тратит, чтобы убить первого попавшегося красного, которым оказывается Некрасов, но вскоре и сам стреляется, будучи не в силах жить без страны, потерянной навсегда.
Режиссёр Евгений Карелов вовсю пользовался теорией «монтажа аттракционов», разработанной в 20-е годы Сергеем Эйзенштейном: он вызывал у зрителя эмоции с помощью точно просчитанных деталей. Это и пристальный взгляд махновца, наблюдающего, как медленно садятся в тачанку Некрасов и Карякин, и отряд белых, входящих в морские волны, и Иван, распевающий в аэроплане «Из-за острова на стрежень», и документальная хроника, якобы отснятая оператором Андреем Некрасовым, – именно на ней герой Олега Янковского улыбается, единственный раз за весь фильм. Но самый, пожалуй, сильный кадр – это конь Абрек, мечущийся по набережной, а затем бросающийся в море за кораблём, на котором уплывает из России его хозяин – поручик Брусенцов. Специалисты считают этот момент таким же эмоционально мощным, как коляска на одесской лестнице в «Броненосце Потёмкине».

Необычные для отечественного кино характеры появились в фильме благодаря сценаристам Валерию Фриду и Юлию Дунскому. Они не питали особых симпатий к советской власти: в 1944 году их, друзей детства, молодых студентов ВГИКа, посадили на десять лет как «врагов народа» – якобы они готовили покушение на Сталина. Просидели они от звонка до звонка и в лагерях навидались всякого. Встретились там со многими интересными людьми, такими же зеками, которые позже стали выдающимися писателями, музыкантами, учёными. Кстати, свои фильмы они использовали, чтобы найти лагерных друзей – они давали героям их имена, чтобы те увидели и откликнулись. В «Служили два товарища» таким героем стал поручик Александр Никитич Брусенцов – полный тёзка бывшего лейтенанта Брусенцова, сидевшего с Юлием Дунским в лагере под Курском. Но он не откликнулся, как, впрочем, и все остальные: скорее всего, не дожил.

Крылатые фразы
– Вот пуля пролетела – и ага.

– Опять расстрелять! Это скоко ж можно!

– Эй, фотограф, запечатли мою личность!


– Я узнала вас. Вы пытали меня в контрразведке, вы белый офицер!
Посмотрите на свои руки – они у вас в крови!


Made on
Tilda